Собрано в 2018 году
205 211 692, 44 руб.

Родственникам пациентов разрешили круглосуточный доступ в московские реанимации

29 июня Департамент здравоохранения Москвы выпустил приказ о том, что все отделения реанимации должны быть круглосуточно открыты для родственников пациентов. Также в начале июля в Госдуме в первом чтении принят законопроект о допуске родственников во все российские реанимации.

Долгое время во многих больницах доступ в реанимацию для родственников был ограничен или закрыт. Идею открытых реанимаций последние три года наш Фонд продвигал вместе с Фондом «Детский паллиатив» и Фондом помощи хосписам «Вера», а два года назад нашим союзником в этом вопросе стало Агентство стратегических инициатив. А началось все в 2016 году с Прямой линии президента, во время которой вопрос о допуске родственников в реанимации задал Константин Хабенский. После этого возможность посещения реанимаций родственниками начали обсуждать в органах власти. В этом материале издание Meduza рассказывает, что изменилось и изменится с выпуском приказа, а представители нашего Фонда поделились своим мнением на этот счет.

Константин Хабенский:

«Два с половиной года назад, когда мы с другими благотворительными фондами решили поднять этот вопрос на Прямой линии президента, мы понимали, что это сложная тема и что даже многие светила российской медицины, продвинутые врачи не считают идею открытой реанимации однозначно положительной и легко реализуемой. И легко не будет — это мы точно знаем. Но сегодня мы видим, что восторжествовало человеческое, гуманное отношение к пациенту, который находится в тяжелом состоянии, и его близким. Возможность сказать ребенку, что ты его любишь, подержать за руку дорогого человека, поговорить с тем, кому нужно облегчение, — родственники часто были лишены этого. Хочется верить, что эти положительные изменения, которые пока только начинают происходить в московских клиниках, со временем распространятся и на другие регионы России».

Алена Мешкова, директор Фонда:

«Очевидно, что устоявшуюся за долгие годы систему в один момент и одним приказом не изменить. Мы все знаем, как любые проекты работают в тестовом режиме и с какими трудностями и нюансами они сталкиваются — так будет и здесь. В каждой больнице процессы, сроки и протоколы все равно отличаются, и отношение врачей к открытым реанимациям везде разное. И многим из них для того, чтобы начать действовать в интересах пациента, нужно перейти на новый уровень. Поэтому не стоит ожидать, что это нововведение пройдет идеально и гладко. Многие врачи, несогласные с идеей открытой реанимации, говорят о том, что люди — посетители — будут вести неадекватно. Но, во-первых, количество неадекватно реагирующих людей будет не больше, чем в обычной жизни, а во-вторых, врачи должны уметь вести себя с человеком в стрессовой ситуации, понимать, иметь сценарий разговора с ним и маршрутизации человека в таком состоянии.

Учитывая все это, я бы хотела посоветовать людям, которые в ближайшие недели или месяцы столкнутся с тем, что их не пускают в реанимацию, не поднимать сразу скандал, а действовать спокойнее: для начала подойти к заведующему отделения реанимации и интенсивной терапии и сообщить: такого-то числа был выпущен приказ, вы наверняка в курсе. Если и тогда не пустят, нужно обратиться к главному врачу, и уже только если и это не работает, звонить в Департамент здравоохранения Москвы. Ведь поначалу, вероятно, будут возникать ситуации, когда до санитарки или медсестры не довели информацию о нововведениях, и она работает по-старому.

Важно понимать, что далеко не всегда родственникам хочется сидеть круглосуточно рядом с пациентом: если они знают, что в любой момент дня и ночи могут прийти к своему близкому в реанимацию, то они не будут часами дежурить под дверьми. Скорее всего, зайдут один раз в день на несколько минут, чтобы подержать руку и сказать важные слова. А сейчас, наоборот, люди в такой ситуации вынуждены поднимать всех на уши, отрывать от работы врачей, уговаривать пустить».